Ножиков

Трое суток после бессмертия (СССР, 1963)

Трое суток после бессмертияШла Великая Отечественная война, оборона Севастополя продолжается уже 250 дней. Недалеко от почти разрушенного города остаются 12 солдат советской армии, они одни из последних, кто еще могут держать оборону. Совинформбюро сообщило, что город покидают советские войска, и судьба солдат остается только в их руках. Боеприпасы почти закончились, а единственная возможность спастись – прорваться к морю. Солдаты отправляются в поход, от моря их отделяет 4 дня пути. Эта дорога может оказаться для многих последней. Остается лишь собрать силы в кулак, и прорваться к берегу и узнать какую цену заплатят герои.

«Трое суток после бессмертия» смотреть онлайн:



Альтернативный источник фильма «Трое суток после бессмертия»:

Севастопольский оборонительный район (СОР) к началу Великой Отечественной войны был одним из самых укреплённых мест в мире. Сооружения СОР включали десятки укреплённых орудийных позиций, минные поля и многое другое. В систему обороны входили также две так называемые «бронебашенные батареи» (ББ), или форты, вооружённые артиллерией крупного калибра (305 мм). В советской историографии первым штурмом Севастополя принято считать попытки немецких войск с ходу захватить город в течение 30 октября — 21 ноября 1941 года. 16 октября оборона Одессы была прекращена и Приморская армия была морем переброшена в Севастополь. Силы подкрепления составили до 36 тысяч человек, около 500 орудий, 20 тысяч тонн боеприпасов, танки и другие виды вооружений и материалов. К середине ноября гарнизон Севастополя насчитывал около 50 тысяч человек.

Второй штурм начался 17 декабря 1941 года. Оборона Севастополя с суши опиралась на серию крупных долговременных сооружений (артиллерийских фортов). Для разрушения фортов немцы применили осадную артиллерию крупных калибров (300 мм и 350 мм), а также сверхтяжёлые осадные орудия (420 мм и 600 мм). Кроме того, под Севастополем в первый и последний раз было использовано сверхтяжёлое 800-мм орудие класса «Дора». Орудие общей массой более 1000 тонн было тайно доставлено из Германии и размещено в специальном укрытии, вырубленном в скальном массиве в районе Бахчисарая. Орудие вступило в строй в начале июня и выпустило, в общей сложности, пятьдесят три 7-тонных снаряда.

Третий последний штурм начался 7 июня 1942 года. Для летнего штурма немецкое командование в составе 11-й армии использовало силы шести корпусов. Командующий 11-й армией Э. фон Манштейн так оценил мощь своей артиллерии: «В целом во Второй Мировой войне немцы никогда не достигали такого массированного применения артиллерии». Упорная борьба и контратаки защитников Севастополя продолжались более недели. В атакующих немецких ротах осталось в среднем по 25 человек. Перелом наступил 17 июня: на южном участке атакующие заняли позицию, известную как «орлиное гнездо» и вышли к подножию Сапун-горы. На северном участке был захвачен форт «Сталин» и подножие Мекензиевых высот. В этот день пало ещё несколько фортов, включая батарею ББ-30 (как её называли немцы, форт «Максим Горький-1»).

30 июня пал Малахов курган. К этому времени у защитников Севастополя стали заканчиваться боеприпасы, и командующий обороной вице-адмирал Октябрьский получил разрешение Ставки ВГК на эвакуацию. План эвакуации предусматривал вывоз только высшего и старшего командного состава армии и флота, партактива города. Эвакуация остальной части военнослужащих, в том числе и раненых, не предполагалась. Эвакуация высшего командования началась с помощью авиации. 13 самолетов ПС-84 вывезли на Кавказ 222 начальника и 49 раненых. Около 700 человек начальствующего состава были вывезены подводными лодками. Ещё несколько тысяч смогли уйти на лёгких плавсредствах Черноморского флота. Командующий Приморской армии генерал Петров был эвакуирован на подводной лодке Щ-209 вечером 30 июня.

1 июля сопротивление защитников города прекратилось, кроме отдельных разрозненных очагов в которых отдельные группы советских воинов продолжали сражаться вплоть до 9-12 июля. Остатки Приморской армии, лишённые высшего командования, отошли на мыс Херсонес, где сопротивлялись ещё три дня. Именно с этого момента начинается действие картины Владимира Довганя. «Трое суток после бессмертия» — абсолютно точное и правдивое название. Те, кто 250 дней в настоящем аду удерживал город, и подумать не могли, что всё так закончится. Можно понять всплеск эмоций Николая Баклана (Гергий Юматов): «Бросили нас, списали в расход!» Гнев матроса справедлив, вот только не совсем к месту, о чём ему кулаком напоминает другой матрос. В такой ситуации главное — выдержка, а крики и ругань можно оставить на потом.

Довгань снял очень искреннее и правдивое кино. Если сама тема трагического завершения оборны Севастополя для высших политических и военных чинов не выглядит особенно привлекательной, то для простых солдатов и матросов — наоборот. Ведь именно они, оставшись без командиров, демонстрируя чудеса храбрости и находчивости, пробивались к морю, в надежде, что за ними пришлют транспорт. Хороший фильм со множеством сильнейших эмоциональных сцен. Достаточно назвать две: как матрос Сеня Колышкин (Геннадий Юхтин) штык-ножом выкапывает картошку и видит пугало в матросском кителе и бескозырке. Или как Юматов танцует «яблочко» на немецком танке. Такие сцены не забудешь, как и трогательные эпизоды с детьми. Прекрасное кино, не позволяющее забывать простых, но ВЕЛИКИХ людей…

«Как случилось, не заметила сама, только двери потихоньку приоткрыла. Мама, мама в нашем городе зима тишину на мостовые уронила. Белый свет у этой зимней тишины ходит с неба и прозрачный он яснеет. Мама, мама далеко тебе видны те дороги, на которых мы взрослеем.» («Как случилось, не заметила сама» музыка Юрий Щуровский слова Булат Окуджава)

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий