Гитлер – фильм из Германии (ФРГ, Франция, Великобритания, 1977)

( 2 оценки, среднее 4.5 из 5 )
Доступно для зарегистрированных пользователей

гитлер фильм из германии фильм 1977Фильм Ханса-Юргена Зиберберга «Гитлер — фильм из Германии» наиболее спорная кинолента, выпущенная в послевоенной Германии. Центральный тезис кинофильма заключается в том, что Гитлер живет в каждом из нас. Кроме того, в его семичасовой кинофреске нацистская Германия изображена как Гигантское зрелище, в котором Гитлер становится главным шоуменом.
Таким образом, фильм не только о Гитлере, но и в нем поднимаются важные вопросы о кинематографическом представлении в целом.

Из книги Алис Миллер «Воспитание, насилие и покаяние»: «На мой взгляд, ни одно художественное произведение не выражает так отчётливо амбивалентность психического состояния целого поколения немцев, как семичасовой фильм Ханса-Юргена Зиберберга „Гитлер – фильм из Германии“. Режиссёр поставил перед собой задачу представить своё субъективное видение событий. Но, дав волю своим чувствам, фантазиям и мечтам, он создал исторический фильм, близкий многим людям, потому что объединил две перспективы: восприятие человека видящего и человека обманутого».

Фильм безусловно весьма интересен для ценителей арт-хауса. Однако нельзя не заметить, что его «центральный тезис» — это отражение характерного для современных немцев комплекса вины, от которого рукой подать до самоедства, а там и до комплекса неполноценности. В Германии не принято вслух (скажем, в кругу сослуживцев) говорить о политике, национальных и расовых проблемах и религии, а потому комплексы эти не сразу заметны. Но они есть, и предлагаемый фильм — одно из ярких тому свидетельств.

Фильм «Гитлер – фильм из Германии» (1977) смотреть онлайн:

1 серия

2 серия

3 серия

4 серия

Гитлер — «самый обожаемый и ненавидимый человек 20 века». Название фильма опирается на магистральный тезис идеологии национал-социализма — «Гитлер — это Германия», невероятным образом воплощающей выведенный еще Фрейдом механизм Идентификации с Лидером. Впрочем, сразу стоит оговориться — не стоит в фильме «Гитлер — фильм из Германии» искать присущих игровому кино черт. Это авангардное театрализированное действо, нечто вроде масштабного, пышно декорированного перфоманса подручными средствами, привлекающее зрителя в качестве полноценного участника, к чему, к тому же, располагает семичасовой хронометраж. Такая стилистика соответствует и философии нацизма, в каждое публичное выступление и партийное мероприятие, вносившей опереточный размах, стилистические изыски, повторяющие на глубоко символическом уровне национальные культурные традиции немцев, цитируя Томаса Манна, «единственного народа, владеющего как глубиной содержания, так и формой».

В анамнезе духа времен, скрепившего вокруг стержня личности Гитлера, нацию «композиторов и философов», легко обнаружить квинтэссенцию характерных черт восприятия человека предыдущего столетия. И музыка, конечно, побеждает философию, дух, торжествуя над разумом, обнаруживает дееспособность мысли перед лицом глубочайшего кризиса, подчиняя все ее ресурсы стремлению к уничтожению. Разочаровавшись в своих идеалах, немцы из последних сил и за каких-то 6 лет (плюс еще 6 война), приняли на себя обличье последней утопии «Фаустовской культуры», задавшись целью развернуть время вспять и остановить закат Европы. Так же как и коммунизм, концепция национал-социализма рассматривалась тогда в качестве альтернативы обществу купли и продажи, как гигантскому базару, населенному Ницшеанскими «последними людьми».

И создатели фильма «Гитлер — фильм из Германии» предлагают нам рассмотреть явление нацизма в качестве акта самоубийства культурной традиции предшествующих веков, предопределившего пути, по которым пойдут следующие. Разум всегда не успевает за духом, а нацизм, цитируя Шпенглера, всегда опирался на романтическую экзальтацию. И эти чувства лелеяли юношеские идеалы, диссонирующие стремительно меняющемуся, даже в темпе течения времени, миру. Нацизм объявил войну модернистскому искусству и психоанализу, отрицая низменные человеческие инстинкты. Он возвел в ранг абсолютного культа античные представления об эстетике форм, хранящих нерушимое ядро духа, возносящее человека к сверх-существованию. На месте, где был возведен концлагерь «Бухенвальд», нацисты оставили стоять дуб, под которым Гёте 150 лет назад написал несколько стихов. Кнута Гамсуна, даже имевшего с Гитлером личную беседу, после войны заклеймили как нациста, а сошлись они лишь на любви к природе.

Мышление того времени допускало существование колоссов, личностей, масштабов коллективного сознания. Воплощением этой идеи можно назвать легендарный замок Людвига Баварского. Грандиозная по воплощению фактура замка внедряется в хребты Альп, будто бы открывая портал к бесконечному вдохновению природой. А через оперы любимца короля Вагнера, основанные на архетипических сюжетах мифологии, эта витальная энергия становилась достоянием общественности, возвышая над террором и тем самым его оправдывая. Сама личность Людвига, полностью оторванного от действительности мечтателя, чрезвычайно характерна. Поглощенный диспропорциональными экзистенциальным реалиям иллюзиями, он, тем не менее, с методической последовательностью разума, воплощал их в материю, следуя за порывами духа, шаг за шагом, кирпичик за кирпичиком.

Концептуальная борьба за свои мечты до последнего издыхания через «веру, которая движет горы» стала идеей фикс и для Гитлера. Ницшеанская библия также оправдывает убийство ради высших целей и замкнутая, погруженная в себя Германия, в лице своего лидера, надеялась воздвигнуть идеал общемировых масштабов, подразумевая под ним лишь самое себя. В мае 1945 года Гитлер сказал, что даже если война будет проиграна, жертвы будут не напрасны. И действительно, с тех пор, в национал-социализм можно смотреть как через призму, на всю историю. Создатели фильма вспоминают гонения на Эйзенштейна в СССР, унизительные условия Кодекса Хейса, уничтожившие Штрогейма и геноцид индейцев, на основе которого благополучно существует Американское общество. Именно в Германии впервые осознали мощь культурного контекста в формировании общественных настроений. При этом фильмы Лени Рифеншталь, в отличие от голливудских или советских пропагандистских поделок того времени, стали революцией в кинопроцессе, получив неоспоримый и поныне статус художественных шедевров.

Киноаппарат Геббельса производил огромное количество картин, среди которых лишь ничтожная часть имела пропагандистский подтекст. Нацисты прекрасно понимали человека толпы и знали, что ему приятней всего — отдых и развлечение. Они сходу начали располагать к себе людей через льготы, облегчения прохождения по карьерной лестнице, пособия. Пуританской «Гуверо-Хейзовской» Америке тех времен предстояло многому научиться у Геббельса, синхронно наматывая на ус агрессивные методы Гитлера во внешней политике. И многие нацистские ученые, добившиеся успехов на ниве биологических экспериментов и создания оружия, успешно продолжили свою карьеру в США, миновав залы Нюрнбергского процесса.

Но все-таки главным вкладом нацисткой Германии в мировую истории остается создание точки невозврата, в которой, точно черной дыре, нашло свое пристанище искусство, культура и высшие сферы, в которые так стремились помыслы великих, пренебрегая личным комфортом представителя масс. По мнению создателей фильма «Гитлер – фильм из Германии», эти черты национал-социализма определили окончательный триумф общества потребления, проведшего ассоциацию между большим искусством и смертью.

Гитлер победил, потому что не оставил ничего после себя, забрав в небытие образ сверх-человека, способного творить великое искусство. Заложив основы общества потребления, он уничтожил последние остатки «Фаустовской культуры». Дорога для постороннего, последнего человека, «самого презренного человека», свободна. И мы повсеместно можем наблюдать за следами «стада, в котором зато все равны» в стерильной, бескостной культуре, пятна которой похожи одно на другое, будто кляксы протоплазмы. Вне зависимости от формальной принадлежности, мы всегда имеем делом с продуктом, обезличенным, одномерным, выхолощенным и безопасным, эквивалентным валюте — измерительной системе величия пост-гитлеровского человека.

В числе образов, убитых Гитлером, этим великим комедиантом, создатели нашли даже труп Вечного Жида — ведь в Израиле, вдруг обретшем территорию, вовсе не обрели свое пристанище новые Кафки и Музили. Вместо них, в эту автономную колонию, подобную двойнику Майами, населенному, как известно, стариками, стягиваются из стран, где было холодно жить, практически мыслящие обыватели. «Мы нашли свое счастье» — говорят они, и моргают. А компанию им составляют завязшие в анахронических традициях, потерявшие почву под ногами, толкователи Талмуда, до сих пор пытающиеся осмыслить личность Гитлера, храня его наследие в годах, как психотравму. Искусство же в это время отсутствует за абсолютной ненадобностью. Таков рассвет после заката Богов.

Гитлер победил. Точнее победила его хтоническое предопределение. Но как же Гитлер-человек? Гитлер был помешан на кино и до наступления войны смотрел по три фильма в день. Оказывается, над его фуражками в обществе потешались. Его личный камердинер безуспешно вел войну с безвкусицей фюрера — тот никак не желал носить носки под цвет туфель и штаны под цвет кителя. У камердинера Гитлера всегда было ровно 25 секунд, чтобы завязать тому бабочку, иначе следовала сцена. От великого до смешного всегда один шаг, и чтобы понять великое, усилием воображения надо пройти эту дорогу назад.

похожие фильмы:
Добавить комментарий