Ножиков

Деревянные кресты (Франция, 1932)

деревянные кресты фильм 1932«Деревянные кресты» — экранизация одноименного романа Ролана Доржелеса, этот фильм, возможно, один из самых мощных антивоенных фильмов, когда-либо снятых, описывающий безнадежность и ужасы Первой мировой войны мрачно, бескомпромиссно и настолько правдиво, что порой невозможно смотреть.

Франция 1914 года, окопная война. Перед нами разворачиваются судьбы Жильбера Демаши, студента юрфака, ушедшего добровольцем на фронт; Сюльфара, заводского рабочего, взявшего над ним шефство сразу после его прибытия на передовую; капрала Бреваля, который был пекарем «на гражданке», а теперь безуспешно ждет письма от жены. Фильм описывает безнадежность и ужасы Первой мировой войны — мрачно, бескомпромиссно и правдиво.

Фильм «Деревянные кресты» смотреть онлайн:

Альтернативный источник фильма «Деревянные кресты»:

«Деревянные кресты» Раймона Бернара — правда о Великой войне.

…1914, Франция, Первая мировая война. Жильбер Демаши (Пьер Бланшар), вчерашний студент, движимый патриотическими чувствами, уходит добровольцем на фронт. Оставляет родителей, любимую. Фильм — история Жильбера и его однополчан: рабочего Сюльфара (Габриэль Габрио), кондитера Бреваля (Шарль Ванель).

Однажды, сидя в окопе на передовой, они слышат удары кирки. Это немцы роют подкоп, чтобы заложить мину. Солдаты не могут оставить пост, 2 дня проходят в немыслимом напряжении. И, вот, наконец, приходит смена. Солдаты спешно уходят, а через четверть часа, гремит взрыв, унося жизни 15 человек новой смены.

Короткая передышка, и снова бой, а вместо отдыха — парад, по прихоти генерала. А завтра, опять сражение, без надежды, что вечером будешь жив, а не останешься на ничейной земле, среди трупов. Все уверены, что погибнут в этом аду. Действительно, не каждый солдат получит Военный крест за храбрость, зато любой легко может получить деревянный.

«Деревянные кресты» — экранизация книги Роланда Доржелеса, опубликованной в 1919, сразу после войны. В 1914 Доржелес ушел добровольцем на фронт, был ранен, награжден за мужество. В романе описаны события с сентября 1914, по сентябрь 1915, участником которых он был: товарищи по 39-му полку, битва в Люксембургском лесу в феврале 1915, вторая битва при Артуа, сражение на кладбище Невиль-Сен-Ваас в июне 1915. Описаны так бескомпромиссно, что 3 главы книги (La Boule de Cui; L`Ennemi des Vieux; Permissionaires), не пропустила цензура.

Съемки прошли в Шампани, на местах бывших сражений. Поддержка правительства была полной. Для батальных сцен предоставили войска, но после проб режиссер Раймон Бернар с досадой сказал: «Они ничего не понимают!», и набрал массовку из бывших солдат-ветеранов. Некоторые актеры: Ванель, Габрио, Арто — тоже воевали в Первую мировую. Для сцены парада режиссеру доверили подлинное знамя 39-го полка, врученное при Наполеоне, с вышитым золотом: Arkole 1796, Ulm 1805, Friedland 1807, Sebastopol 1854-1855, на котором после Первой мировой добавилось: La Marne 1914, Artois 1915, Verdun 1916, Picardie 1918.

Парад сняли в Реймсе, воспользовавшись как декорацией еще одним немым свидетелем войны — базиликой Сен-Рэми.

Фильм изумляет экспрессией, захватывающей с первых кадров. Ряды солдат в парадном строю сменяются панорамой военного кладбища, усеянного крестами. Энергичное, почти без слов, начало. Камера выхватывает бурлящие толпы народа, добровольцев у призывных пунктов. Осыпаемых цветами солдат, уходящих на войну под звуки Chant du depart и Marche Lorraine, и мелькнувшее на миг женское лицо — символ всех матерей Франции. А дальше: спасающиеся от войны беженцы, новобранцы, направляющиеся на передовую. Батальные сцены перемежаются разговорами солдат, армейской рутиной. История полка, проходит перед зрителем, как при вспышках молнии.

Две сцены с многослойным наложением кадров ошеломляют смесью жестокого реализма, и мрачного сюрреализма. Не представляю, с чем сравнить парад изможденных, в пороховой гари, измазанных грязью солдат, и призрачную процессию мертвецов над ними — страшную цену победы. Или, финал: последние видения меркнущего сознания, дождь золотых монет, сменяющийся траурными венками, тени погибших солдат, и вечный огонь перед Триумфальной аркой. «Деревянные кресты», как-то не поддается критическому анализу, врезаясь, будто тупым, зазубренным лезвием в сердце.

Сложно сказать, что действует сильнее: молитва Демаши, обращенная к Богоматери, или кадры перевязки солдата, потерявшего ноги. Воспоминания главных героев о доме, придающие им сил в самые тяжкие минуты, или 10-дневный штурм города: получасовая сцена с оглушительной канонадой и глухим лязгом орудийных гильз. В памяти остается все вместе: лица солдат, песня про сливовое дерево, штурм города, бой на кладбище, финал, каменный крест с надписью In Memoriam. Это самый реалистичный и бескомпромиссный фильм о Первой мировой, что я видел. В какой-то мере на него похож «Я обвиняю!»(1937), и снятый позже «Тропы славы».

Иногда, «Кресты» сравнивают с вышедшим за год до этого «На западном фронте…» Действительно, он создан как ответ на американский. Сюжеты схожи, как схожи книги Доржелеса и Ремарка. Отличие в том, что «Кресты» — взгляд на войну не из немецких, а из французских окопов. В выигравшей войну Франции — вопрос «Кто виноват?» звучал не так громко. Но что с того? Первая мировая война, продолжалась 4,5 года, в ней погибло больше людей, чем во всех войнах за предшествующую 1000 лет. Современники называли ее Великой и Последней, надеясь, что она завершит все войны. Поэтому снимали кино не о «геройских подвигах», а о страшных военных буднях. Мысли: «Перед лицом смерти, классовые различия исчезают», «На войне важно не только выжить, но и постараться сохранить человечность», «Войны не нужны никому, кроме политиков» были общими для всех этих фильмов. «Я обвиняю!», «Большой парад», «Верден, память истории», «На западном фронте без перемен», «Западный фронт 1918», «Ангелы ада», «Деревянные кресты». Таких пронзительных фильмов-предупреждений не будет уже никогда. Жаль только, что людская память оказалась короткой, и в 1939-м, все запылало опять.

Премьера фильма состоялась в парижском «Мулен Руж» 13 марта 1932, в присутствии интеллектуальной элиты и президента Поля Думера. В международный прокат он вышел 19 августа 1932 и имел огромный успех. Французский журнал «Синоэпс» писал: «Фильмы, подобные «Деревянным крестам», не оставляют никаких критических замечаний. Если даже они есть — восхищение уносит их». Достаточно сказать, что два известных голливудских режиссера: Джон Форд и Ховард Хоукс купили «права на изображение» и использовали фрагменты «Крестов» в своих фильмах. Форд — в «Мир движется вперед» (The Word Moves On, 1934), а Хоукс — в «Путь к славе» (The Road to Glory, 1936). Отсылки к «Крестам» есть во многих фильмах, даже в массовой культуре: мюзикле «О, что за чудесная война», мультфильме «Завещание человечества».

А в СССР он был убран в запасники, стал известен лишь киноведам. В стране победившего социализма создавали новый тип людей с помощью «мифологизированной киноистории». Неприкрашенную правду войны сочли ненужной, а «не классовость» — непростительным грехом. Так, критик С. Ахушков, в статье «Кресты пацифистского лицемерия» (журнал «Пролетарское кино», 1932 г, N8), обрушился на западное антивоенное кино. Особо досталось фильмам: «Верден, память истории», названному «апологетикой империализма»; «Западному фронту 1918», шедшему в СССР под названием «В окопах»; и «Крестам». Впрочем, в предвзятости советской критики сыграло роль, что Доржелес посетил СССР, и, вернувшись во Францию, написал книгу очерков, с ироничным названием «Да здравствует свобода!» (1937).

В советском прокате, «Деревянные кресты» не шел. Что касается показов по ТВ, я помню один — в 1986, приуроченный к встрече М. Горбачева и Ф. Миттерана, в одноголосной озвучке В. Чаевой.

10 из 10

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий