Брест. Крепостные герои (Россия, 2010)

( 1 оценка, среднее 4 из 5 )

брест крепостные герои документальный фильм 2010Брестская крепость, первой в июне 1941 года вставшая на пути фашистской молниеносной войны, для всех нас является символом героизма. Вспоминается репродукция классической картины Петра Кривоногова «Защитники Брестской крепости» и надпись на стене «Я умираю, но не сдаюсь. Прощай, Родина». Самоотверженная оборона крепости и эта надпись — исторический факт.

Есть и другой факт — шокирующий. Подвиг защитников Брестской крепости мог бы так и остаться за пределами официальной советской истории, ведь почти все из тех немногих защитников, кто сумел уцелеть, попали в немецкий плен, а Сталин недвусмысленно говорил: «У нас нет пленных. Есть изменники родины».

Документальный фильм «Брест. Крепостные герои» смотреть онлайн:

Альтернативный источник фильма «Брест. Крепостные герои» (2010):

«Брест. Крепостные герои». Но не все??!

В целом заслугу Пивоварова нужно оценить — тему защиты Брестской крепости уже давно не поднимали. Минуя все заслуги автора, уже отмеченные другими зрителями, остановлюсь на том, что иные не заметили, но что меня сильно удивило и возмутило. А. Пивоваров обращает внимание на т. н. «западников» — жителей Западной Беларуси, встретивших момент начала ВОВ у себя на малой родине, и которые почему-то в его версии стреляли своим же (!) солдатам в спину. Алексей Пивоваров ссылается на мемуары, но при этом прямо их не цитирует и не называет.

Пользуясь тем, что российский человек мало осведомлён в истории Беларуси межвоенного периода, Пивоваров коверкает её так, что буквально натравливает западных и восточных белорусов один на одного. Видимо убедившись в том, какой резонанс вызвал украинский вопрос в годы войны (хорошо подхваченный и используемый фашистами), А. Пивоваров выдумал и вопрос белорусский — в действительности, конечно, не существовавший. Немцы пытались внести его искусственно: был создан даже Корпус Белорусской Самообороны, но выполнял он лишь хозяйственно-административные функции. Из-за того, что никто не хотел вступать в эту организацию, первоначально добровольную мобилизацию заменили принудительной. Оружием их так и не обеспечили, что красноречиво говорит об их не военных задачах. Так что ничего подобного Дивизии СС «Галиция» в Беларуси не получилось. Более того — в Западной Беларуси немцы активно полицаями назначали выходцев из Литвы и Латвии (опять же пытаясь разразить национальный вопрос).

При освобождении Западной Беларуси и воссоединении её с Беларусью Восточной в сентябре 1939 г. было оказано лишь слабое сопротивление, но А. Пивоваров не задумывается — почему. Зато он задумывается над тем, почему комиссар Фомин переодевается в солдатскую форму — «боялся выстрела в спину от «западников» — утверждает. И всё же здесь и простому зрителю становится понятным — за камуфляжем лица не скроешь. К тому же если он взял командование бойцами на себя, то, как минимум рядовым (в чью форму переодевается) он быть не мог — инструкция обязывает в случае гибели старшего командира подчиняться младшему, но никак не своему соседу по солдатской койке. На 8 тысяч солдат полковой комиссар только один, именно поэтому солдаты не могли не знать его в лицо.

Вернёмся к периоду 1921-1939 гг. Западная Беларусь в это время находилась под властью Польши. Большинству местного населения отнюдь не жилось хорошо (как может показаться из контекста Пивоварова), и всё потому, что эта территория рассматривалась польской администрацией как сырьевой придаток Польши. Верным служакам Пилсудского полагался земельный надел, которого в самой Польше катастрофически не хватало. Именно поэтому в Западную Беларусь хлынул поток бывших польских военных (их называли осадниками), которые получали тут большие наделы, а заодно выполняли полицейско-административные функции. Эти земельные наделы забирались у местных крестьян. Поэтому причин «обожать» поляков у них не было. Более 55 % всей земли в Западной Беларуси принадлежало 3866 помещикам, земельные владения которых превышали 100 га. Около 500 магнатов имели более чем 1000 га. Такой концентрации земельной собственности не было в то время ни в одном государстве Европы. Основная масса местного населения — малоземельные и безземельные крестьяне. С каким настроением они должны были встречать Красную Армию? Отпор же в сентябре 1939 г. им оказали сами осадники и регулярные польские войска — воевать была их обязанность. Всего за неделю вся территория Западной Белоруссии была освобождена Красной Армией. Тот, кто разбирается в местной специфике, поймёт о чём я. Хочет А. Пивоваров это признать или нет — Красную Армию местное население считало за освободительницу (уже хотя бы потому, что она несла за собой воссоединение с Беларусью Восточной).

До начала войны с момента занятия Красной Армией Западной Беларуси остаётся 20 месяцев. Коллективизация сельского хозяйства до июня 1941 г. не успела начаться (пик её выпал на 1944-1952 гг.), поэтому ненавидевших советскую власть было не так много, как это представлено в фильме. К тому же и от тех очень быстро избавились — зоркий глаз советского руководства был особенно бдителен на границе государства. Все, кто вызывал лишь какое-то подозрение, здесь попросту не служили. Внимательный исследователь убедиться, что в практике советского руководства был хорошо внедрён принцип отправления службы солдатом не по месту рождения, а совсем в другом регионе. Исследовав списки военнослужащих Брестской крепости накануне войны, выходцев из Западной Беларуси там можно найти не очень много: из 8 тысяч — единицы. Из фильма А. Пивоварова: «Немецкая агитация имела своё воздействие. На третий день войны начали массово сдаваться в плен — видимо западники. Из 4000 осталось лишь 2500. Именно они и стали легендарными защитниками Брестской крепости». Из контекста свидетельствует, что как минимум 1500 из 8000 гарнизона до начала война — были уроженцами Западной Беларуси. А это уже 18,75 % — число совершенно невероятное.

Многочисленные мемуары, в которых якобы упоминаются случаи убийства в спину красноармейцев западниками — конечно фикция. Такой гражданской резни, как у русских (красный и белый террор), или украинцев (извечная неприязнь Западной и Восточной Украины) у белорусов никогда не было. Немцев не встречали здесь с хлебом и солью, а воевали с ними. Воевали с ними все четыре года, когда фронт был далеко на востоке, и помощи ждать было неоткуда. Более того (русские почему-то не любят вспоминать этот факт): когда войска Красной Армии приступили к выполнению операции «Багратион» — большие части территории уже полностью контролировались белорусскими партизанами.

Очень жаль, что приходится оправдываться за то, что Западную Беларусь немцы захватили всего за несколько дней (видимо это и подвигло А. Пивоварова утверждать о якобы предательстве западников), но это уже не вина местного населения, а всего командования Красной Армии. Последующий активный рост партизанского и подпольного движения это доказал. Группы сопротивления росли как грибы после дождя. И это несмотря на то, что жизнь их не была долгой (особенно у тех, что возникали до лета 1942 г.). За разгромом одной — возникали другие. Только в одном городе Гродно их за годы войны насчитывалось 7. Ещё один интересный факт — численность жителей этого города с вхождением в него войск Красной Армии осенью 1939 года значительно возросла. Парадокс и явное противоречие концепции А. Пивоварова. Что лишний раз убеждает в её ложности. В результате светлая память всех защитников оказалась посрамлена всего одной, казалось бы, невинной фразой.

В целом, фильм «Брест. Крепостные герои» — хорош, но частные реплики (смотри те же «западники») — просто убийственны.

похожие фильмы:
Добавить комментарий